| Валерия Карданова: «Делай хоть что-нибудь, чтобы мечта не осталась во флакончике желаний»|

Выпускница ИВЭС (ныне ФПЭК) Валерия Карданова рассказала нам о своем профессиональном пути: от работы во входящей в «Большую четверку» PricewaterhouseCoopers до перехода во внутренний аудит группы компаний «Ингосстрах».


Почему после окончания МГИМО вы пошли работать в сферу аудита и консалтинга?


Как и любой выпускник, я задавалась вопросом, куда же теперь применить всю эту массу знаний в таких разных областях. Тогда мои одногруппники условно разделились на два лагеря: на тех, кого вдохновляла какая-то конкретная индустрия, и тех, кому было интересно все и сразу. В первом случае они выбирали компании определенного сектора и шли на доступные экономическо-финансовые позиции. А во втором – выбирали консалтинг.


На третьем курсе я прошла курс лекций от компании Ernst&Young. Мне очень запомнились сотрудники этой фирмы, отчетливо помню, как в какой-то момент подумала: «Я тоже хочу быть таким высококлассным экспертом». В нашей стране рынок консалтинговых услуг представлен известными гигантами, такими, как компании BIG3 и BIG4, а также меньшими по размеру российскими организациями. После окончания МГИМО отечественные компании я не рассматривала, хотелось сразу «дотянуться до звезд». Выбор среди «большой четверки» я проводила на основе той информации, которую получала на презентациях, и отзывах знакомых. В итоге я прошла отбор в обе компании, но коллеги из PwC ответили раньше.


Какие задания нужно было выполнить кандидату, чтобы попасть в компанию?


Сначала было тестирование на навыки работы с числовой и вербальной информацией, затем – на знание бухгалтерского учета и финансового анализа. Здесь хотелось бы поблагодарить моего преподавателя Олега Борисовича Лихачева: знаний с его курса финансового анализа мне хватило не только, чтобы успешно пройти отбор в PwC, но и чтобы сдать ряд экзаменов ACCA (престижная ассоциация профессионалов в области финансов и учета – прим.ред.).

После тестирования мы проходили кейс-чемпионат. Сейчас, насколько мне известно, этой практики уже нет. Претендентов делили на команды, и в рамках отведенного времени нам нужно было решить поставленную задачу. Здесь оценивалось, как кандидат может работать внутри команды.

Затем следовал ряд интервью с сотрудниками. Всего их было 3. Знание английского языка оценивали сотрудники HR, нужно было какое-то время общаться на этом языке. Затем следовало собеседование с менеджером и директором. На этом этапе проходила окончательная оценка кандидата. Сотрудники определяли, готовы ли они взять тебя к себе.


Помните первый рабочий день?


Он прошел довольно неплохо. Начался с того, что к нам пришли представители разных подразделений высокого уровня: менеджеры, партнеры, директора – и рассказывали об их пути в компании, нюансах, на которые новичкам стоит обратить внимание. Помню, тогда абсолютно все сотрудники старшего уровня сказали: «Не бойтесь». И это правда хороший совет, потому что мы были окружены всем совершенно новым: работа, компания, обстановка, да и в принципе жизнь после университета совсем другая, непривычная, но очень интересная. Понятно, что много сложных вопросов возникает в процессе, но главное не опускать руки, а делать, спрашивать, узнавать, расти, стремиться.


Как в компании построен процесс обучения новых сотрудников?


Обучение длилось несколько недель. В первые дни организовывали общие тренинги для всего потока новоприбывших консультантов. Нам давали информацию о самой компании, о том, чем она живет, какие услуги оказывает, о ее ценностях, образе жизни. Дальше для нас почти три недели проводили занятия как по предметной области (аудит, МСФО), так и связанные с тем, как работает стандартное программное обеспечение, какие полезные функции есть у Excel. После этого сотрудников распределяли по проектам и начиналась работа над проектами.


А как строилась эта работа?


Проект длится от пары недель до нескольких месяцев в зависимости от масштаба компании. Команда состоит из нескольких человек: обычно это менеджер, старший консультант и несколько консультантов. Задачи распределяются между сотрудниками в зависимости от сложности и опыта членов команды. Есть стандарты по аудиту, то есть обязательные процедуры, которые нужно выполнить. А есть детали, которые тебе еще необходимо придумать, как проверить, так как информация может быть представлена не в обычном формате, возможны какие-то особенности операций компании. Нужно понять, что будет являться достаточным аудиторским доказательством. Вопросы, конечно же, открыто обсуждаются со старшими коллегами.


То есть многое пришлось продумывать самостоятельно из-за специфики того или иного проекта?


Мы владели базовыми знаниями. У компании изначально были определенные требования к профессиональным навыкам консультантов: нужно знать бухучет, международный стандарты финансовой отчетности, понимать, что такое налоги, уметь работать в Excel, знать английский. Что-то нам рассказали уже во время работы, но, конечно, множество вещей мы изучили самостоятельно в рамках тех или иных проектов.


Из иностранных языков достаточно владеть только английским, раз только он является обязательным требованием для трудоустройства?


Больше языков – больше возможностей. У меня есть подруга, с которой у нас были очень схожие представления о том, где мы хотим работать. Она выучила вьетнамский, и ее карьерный трек пошел совсем иначе: командировки в страны Азии стали неотъемлемым составляющей ее жизни. Если бы я оказалась на ее месте – мне было бы в разы труднее.

PwC международная компания, большая часть экспертов – иностранцы, так или иначе тебе приходится взаимодействовать с ними. На одном проекте мне очень помогло знание немецкого языка – как для взаимодействия с представителями PwC Germany, так и работы с документами. Да и к тому же изучение иностранного языка – это дополнительное развитие мозга, становится проще усваивать любую информацию, это всегда полезно. Я владею английским и немецким на базовом уровне, какое-то время изучала нидерландский.


Вам нравилась дальнейшая работа в компании?


Мне всегда было важно осозновать ее ценность, видеть, как что-то меняется в лучшую сторону. Даже когда задача ограничивается подтверждением достоверности отчетности, в любом случае сначала мне нужно понять, какой процесс отражает каждая цифра. Мне повезло с аудиторскими и консалтинговыми клиентами. Это были сложные проекты, по итогам каждого мы предоставляли дополнительные рекомендации, что можно улучшить в процессах, даже если выявленные ошибки были минимальны. И становилось очевидно, что компании-клиенты меняются, повышается эффективность внутренних процессов и их прозрачность, что люди как минимум тратят меньше времени на подготовку отчетности, а значит, больше времени на другую полезную работу.


Говорят, что в фирмах такого уровня очень тяжелый график работы. Удавалось ли с справляться с этим?


Мне всегда нравилась моя работа, несмотря на все сложности и нагрузку. Меня вдохновляли люди, с которыми я работала, причем как старшие коллеги, которые были в своем роде эталоном, так и младшие – я их учила и видела, как они растут и развиваются. А чем сложнее ставились задачи, тем больше энтузиазма во мне просыпалось. Многие говорят про work-life balance, что главной причиной ухода становится отсутствие какой-либо жизни за пределами работы, но это точно не мой случай. Мой график никогда не тяготил меня. В какой-то момент я просто поняла, что могу стать уникальным специалистом во внешнем аудите, но в другой сфере я смогу достичь большего.


Вы чувствовали, что перестали развиваться в профессии?


К концу работу в PwC замедлился интенсивный рост моих технических знаний и навыков, что было ожидаемо. Конечно, развитие – это непрерывный процесс, но к моей позиции люди, которые не справлялись со сложностью задач, уже давно покинули компанию. На следующем уровне (на позиции менеджера и выше) важны не сколько технические навыки (они уже одинаково высокие у всех), сколько развитие умения жить и дружить внутри PwC.


Почему в итоге вы перешли из PricewaterhouseCoopers в «Ингосстрах»?


Это было очень сложное решение, принятие которого я оттягивала до последнего. Переход из консалтинга в бизнес – это стандартная практика, после аудита сотрудники чаще всего переходят в отчетность. Много примеров, когда люди уходят к клиенту подготавливать отчетность, а затем дорастают до уровня финансового директора. Предложений по трудоустройству было очень много. Несмотря на очевидные преимущества, я всегда понимала, что это не мой путь. Какая бы не была специфика (отчетность по МСФО, управленческий учет), эта функция казалось мне ограниченной.

При выборе будущего работодателя я понимала, что это будет страховая компания, поскольку в этом бизнесе у меня максимальная экспертиза. Окончательный выбор был сделан сразу после собеседования в «Ингосстрахе». На тот момент это был топ-3 страховщиков России, но в плюс сыграла личность потенциального руководителя. Собеседование растянулось больше чем на два часа. Очень быстро стало понятно, что главный вопрос не в моих технических навыках, а в том, как мы сможем работать совместно, смогу ли я принять и разделить ценности компании. История говорит, что смогла и успешно, не зря у «Ингосстрах» слоган «Мы делаем мир лучше!».


Насколько отличается работа в двух компаниях?


Внутренний аудит больше похож на консалтинг, поскольку твоя задача заключается в независимой оценке эффективности всех бизнес-процессов компании и предоставлении рекомендаций: что можно сделать лучше, чтобы избежать потерь и повысить продуктивность? Разница в том, что внутренний аудит – это функция внутри компании, поэтому сотрудники не пытаются сделать все, чтобы приукрасить картинку, вы работаете на равных и на общий результат.


Какое свое карьерное достижение на сегодняшний день вы считаете самым значимым?


Когда я работала в РwС мое первое повышение по должности случилось через 2 года, когда я стала старшим консультантом. Нормальным треком считается 3 года, то есть даже тогда повышение пришло довольно быстро. На тот момент это было то, чем я действительно могла гордиться. Во время работы в «Ингосстрахе» самым большим достижением было то, что я стала внутренним аудитором отдельной дочерней компании спустя два года работы в группе, то есть стала главой функции.


Видите ли вы всю свою жизнь в аудите, или же это один из этапов планируемой карьеры?


Лет 5 назад я даже не думала, что могу быть внутренним аудитором в бизнесе. Казалось, что сфера консалтинга, внешнего аудита – то, что мне нравится, то, что поистине мое. Пойти в бизнес было кардинальным решением. Но сейчас, работая уже пять лет во внутреннем аудите, понимаю, что есть куда идти, в чем развиваться, хотя и эта область для меня еще не до конца изучена.


Что бы вы посоветовали нынешним студентам МГИМО?


Думаю, я пожелаю то, что когда-то посоветовали мне – не бояться: не бояться делать, не бояться участвовать, не бояться показать себя. Можно ошибиться – и это нормально. Даже самая, казалось бы, стыдная и провальная ошибка станет ничем, о ней уже не вспомнят через несколько лет. Лучше сделать, чем не сделать. Если к чему-то душа лежит – необходимо делать хоть что-нибудь, чтобы мечта не осталась во флакончике желаний, о которых так никто и не узнает. Главное – делай!


Интервью подготовила: Яна Борисова

Избранные посты
Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Мы в соцсетях
  • Vkontakte Social Icon
  • Facebook Basic Square
My Mentor Мой Ментор